Византийское искусство Крыма

Сделан обзор и выяснены особенности произведений пластического искусства преимущественно XI-XIII веков из Крыма, выполненных с применением различных техник. Многочисленные находки сейчас позволяют подробнее представить характер духовной культуры средневекового Крыма, в том числе и по различным ремесленными изделиями.

8448Некоторые из них поражают изяществом, свойственным лучшим творениям мастеров византийской столицы. Но основную массу составляют вещи повседневного обихода. Они определенным образом отражают эстетические предпочтения тогдашних жителей прежде южного и восточного побережья Таврики, где более ощутимые культурные влияния Византии. Общую характеристику средневековых крымских древностей представлены археологами, которые традиционно больше внимания уделяют Херсонесу (Якобсон 1950; 1958; 1959; 1964; Богданова 1991; Романчук 2000). Именно с ним связаны лучшие, самые ценные и многочисленные материалы.

Херсонес. Костяные резные пластины XI в. Санкт-Петербург, ЭрмитажНесколько крымских городов Византия унаследовала от Римской империи, чем, в частности, можно объяснить ценные находки в Керчи, в том числе и серебряных чаш с портретными изображениями императора Констанция II, две из которых выполнены в  343 г. (Мацулевич 1926). Оттуда же происходят замечательные стеклянные изделия IV веков.

Крупным ремесленным и культурным центром в дальнейшем был Херсонес — опорный пункт империи в Крыму, который долго играл важную роль посредника во взаимосвязях с племенами Северного Причерноморья, а позже и Руси. Христианизация города, обозначена также сакральными ювелирными изделиями VI в. цареградского происхождения. Такой художественный импорт давал высокие образцы для местных ремесленников и их заказчиков. Видимо, здесь работали и столичные мастера, поэтому было бы ошибкой все качественные учитывая художественный уровень произведения безоговорочно зачислять к импортным.
В конце I тыс. в этой области заметно усилились восточные влияния, особенно это отразилось на продукции ремесленников Северного Причерноморья, и только позже произошла переориентация на византийский стиль. Наконец, это направление пошло  значительно севернее, достигнув Киева и Чернигова. Это не удивительно, ведь в X в. в Киеве работали также восточные ювелиры, что показала находка литейной формочки с куфической надписью. Итак, в какой-то мере в Крыму в конце X в. мог осуществляться этот культурный симбиоз, который заметно сказался на характере декоративного искусства Византии указанного времени.

PucО сознательном заимствования восточной орнаментики свидетельствуют металлические изделия, книжное оформление и рисованная керамика.
Расцвет культуры и искусства Херсонеса пришелся на X-XII вв., Когда четко определились два основных направления: византийский и народный. Это было инспирировано прежде подъемом византийской придворной культуры, в которой классическое наследие чувствовала мощное восточное влияние (Грабарь 1983). Это заметное явление можно наблюдать в декорировании ценных тканей, изготовленных в Цареградских императорских мастерских (со львами или слонами), перегородчатой ​​эмали корон, золотых изделиях с восточными архитектурными мотивами, книжном искусстве с заимствованием орнаментов из сасанидских, староисламских и иранских источников, наконец — в архитектурном декоре.

Сочетание различных элементов порой приводило к эклектике. Но она не стала общим явлением, потому сопровождала широкое возрождение классики. Поэтому это течение присуще произведениям светского характера и элитного уровня, хотя не исключены реплики упрощенного, характерного для ремесленных изделий, связанных происхождением с демократическим средой.
В пластическом искусстве Византии времен Македонской династии (867-1057) хорошо известны ящики для драгоценностей, украшенные резными пластинами из слоновой кости. Господствует мифологическая тематика, с пасторальными и вакхического сценами, а основной орнаментальный мотив обрамления составляют вписаны в круг розетки.

Поэтому такие ящики характеризуют как розеточный тип. По разнообразию сюжетов почти все они мастерски выполненные лучшими Цареградскими ремесленниками. Некоторые из таких изделий использовали в качестве моделей в монументальной скульптуре даже за пределами Византийской империи. В 1964 г. в Херсонесе были найдены фрагменты подобного ящика, на покрышке и боковой стороне которой изображение животных, кентавров и сиринов, образующих композицию в окружении того же розеточного орнамента. Рельеф достаточно высокий, но плосковатый, без надлежащего моделирования, а розетки заметно схематизированные. Усиление графического элемента более свойственно провинциальным ремесленникам, как и отсутствие классических форм, поэтому находку, вероятно конца XI или начале XII в., Можно считать местным произведением. Резчик ловко владел ремеслом, что и позволило достичь значительной выраженности.
Начиная с конца XIX в.,

Puc2В Херсонесе найдено несколько десятков костяных резных пластин с изображениями птиц, животных, воина и виноградной лозы (есть и с гравированными изображениями). Некоторые, очевидно, являются предметами художественного импорта, другие могли быть изготовлены местными ремесленниками . Датировать эти находки — нелегкое дело. Ранние и технически совершенные образцы датируют IX-X вв., некоторые — X в. или X-XI вв., остальные — XI вв. В резьбе немало общего с книжными рисунками, а также орнаментикой тогдашних тканей. Находка на ипподроме византийской столицы костяной пластины с изображением орла вместе с ее определенными херсонскими аналогиями позволила поставить вопрос о Цареградском  импорте в Крым. Речь идет о XI-XII вв., То есть о достаточно устойчивой традиции, начатую значительно раньше. Назначение подобных пластин было различным. Они украшали поверхность ящиков, погребальные покровы или образовывали диптих для записей по воску, поэтому разные по форме: прямоугольные, круглые, полукруглые, треугольные, в виде сегмента или сектора. Неодинаков и качественный уровень. Изредка встречаются прорезные пластины с изображениями птиц, животных и орнаментальной композицией. Мелкий и довольно рассеянный материал пока может свидетельствовать лишь его  соответствие типам, зафиксированным в Константинополе и Коринфе.

С Херсонесом связаны также несколько резных из кости небольших икон. На одной (5,8 х 5,2 см), найденной в 1902 г., —  изображение евангелиста Луки, который прижимает к себе большой кодекс. Традиционно это произведение, расколото на три части, с греческой надписью датируется XI в. Подобный ему по типу и стилю рельеф (5,8 х 4,4 см) с полуфигурой Иоанна Богослова, условно отнесен к IX в., Хранится в Балтиморе. Правда, сходство между ними не такое, чтобы можно было подозревать принадлежность их к одной серии. Чувствуется индивидуальная манера, но оба произведения одного времени и даже художественного круга. В них отчетливо проявляются черты византийского неоклассицизма.

Совсем другое впечатление производят две костяные иконки из раскопок в северном районе Херсонеса, датированные по условиям находки XIII в. На первой (3,2 х 2,9 см), найденной в 1988 г., — бюст св. Николая привычного иконографического образа, который правой рукой будто касается кодекса. Некоторое нарастание массивности свидетельствует в пользу выполнения около 1200 г. То же можно сказать и о найденной там же 1987 иконку (5,0 х 4,0 см) с изображением св. воина в виде архонта, который сидит на троне и держит меч на коленях.

Puc3На мраморных рельефах западного фасада Сан Марко в Венеции, XII в., Подобно представлены Димитрия и Георгия. Как можно разглядеть, воин правой извлекает меч из ножен, а  левой держит копье. Манера резьбы ремесленная, и состояние сохранности неудовлетворительное. Но видно, что резчик копировал хороший оригинал.

Херсонес. Вознесения. Рождество Христово. ХI XII в. Стеатит, резьбы, полихромия, позолота. Фрагменты иконы. Национальный заповедник «Херсонесе нес Таврический »Отдельные херсонесские находки произведений византийского пластического искусства малых форм были известны давно, но именно благодаря новым стало возможно понять их значение в целом для изучения христианской духовной культуры и особенно мелкой пластики. Резьба по камню становится едва ли не самой ценной частью имеющегося материала, объем которого медленно растет. Пожалуй, наиболее уязвимой находкой выявленные 1982 г. в квартале IX северного района Херсонеса фрагменты стеатитовым с полихромией и позолотой иконы Христа Пантократора, размеры которой (42,0 х 31,5 см).  Наличие корпуса византийских стеатитовым икон, который сейчас можно дополнить, позволяет сосредоточить внимание на важнейших произведениях херсонесского происхождения. Почти все они входят в состав тех или иных стилистических групп, связанных со столичными мастерскими.
На стеатитовым иконах из Херсонеса изображен евангельские события, образы Христа, Богоматери и святых воинов, последние количественно преобладают. Стоит заметить, что все эти произведения выполнены на высоком профессиональном уровне, поэтому их следует отнести к числу элитных. Заказчиков и владельцев таких икон можно представить только среди местных лиц, в том числе военных и представителей государственной администрации. Произведения эти слишком ценны.
Стеатиты рельефа воспроизводят иконописные византийские оригиналы, которые получили распространение в XI-XII вв. Речь идет об иконографии праздничного цикла, который в XII в. становится популярным в каменной резьбе и представлен и хорошо сохранившимися произведениями из стеатита, и в основном их фрагментами. К числу последних относятся и херсонесские находки. Это фрагменты двух композиций одной серии, полный сюжет которой невозможно выяснить, потому тематика могла быть избирательна. На одном (3,1 х 6,8 см) узнаются части иконографической схемы Рождества Христова с Богородицей, младенцем Христом, ангелом и сценой купания и Вознесение с Христом в славе в сопровождении ангелов, со Созерцая происшествии апостолами, фигуры которых сохранились частично. Низкие, тяжелые в пропорциях фигуры обусловлены формой пластин, но пластическая трактовка, неизбежных обобщений, качественная. Датировка концом XI — началом XII в. вполне приемлемым, ибо отвечает особенностям книжной миниатюры того времени.

Греческие надписи достаточно изысканные, и это подтверждает, что к изготовлению был причастен квалифицированный ремесленник. Локализовать такие изделия практически невозможно. Остается только подчеркнуть, что в них нет проявлений фольклоризации.

Среди византийских стеатитовым изделий встречается немало небольших иконок круглой формы: нагрудных (с ушком) или рассчитанных на металлическую оправу. К последнему варианту относится и херсонесская находка 1892 с погрудное изображение Христа Пантократора (диаметр 4,2 см). Рельеф затертый, однако видно изысканный рисунок и мягкое моделирование, вроде монетного. Ничего здесь нет лишнего, и эта лаконичность предоставляет в миниатюрной резьбе впечатление монументальности при наличии всех признаков принадлежности к произведениям XII в. Подобные примеры известны, хотя с чеканными изображениями, и они не исключают, что этот образ могли продолжать еще изображения Богородицы и Иоанна Предтечи на концах поперечной перекладины креста.

Херсонес. Богородица Одигитрия. XIII в. Стеатит, резьбы, полихромия, позолота. Национальный заповедник «Херсонес Таврический»Чрезвычайно важная находка случилась 1990 г. в Портовом районе 2 — очень изысканная стеатитовая икона Богородицы Одигитрии со следами полихромии и позолоты (8,4 х 5,8 см), которую сначала датировали XI-XII вв., а затем XIII в. Рядом обнаружены фрагменты серебряной оправы с чеканным орнаментом. Икона найдена в частном доме, в помещении 39. Она передает в полный рост Богородицу с Младенцем Христом на левой руке в арочном обрамлении на тоненьких сдвоенных колонках, и та особенность, что изображение немного смещено налево, не свидетельствует о просчет мастера, так как рисунок и моделирования достаточно совершенные (рис. 3). Стеатитовая икона Богородицы Дексиократусы с Младенцем Христом на правой в аналогичном обрамлении (15,2 х 8,9 см) XII в., Имеет подобную примету (Kalavrezou-Maxeiner 1985 г. 122-124, ре. 18 № 31). Это произведение из музея в Штутгарте однако имел иную индивидуальную манеру исполнения. Пластические формы Херсонес-кой иконы заметно напоминают неоклассические, то есть конца X в., Присущие рельефам из слоновой кости в Утрехте и Люттиху (Wentzel 1972, S. 16, Abb. 11, 12). Поэтому нельзя исключить вероятность копирования тогдашнего образца, но средствами ком-нинивського времени. Поэтому датировка XII в. кажется найправомирнишим. Следует указать на находку вместе со стеатитовым пластиной кипарисовой дощечки с углублением для нее. Говорить же о неоспоримом причастность к изготовлению иконы местного резчика не приходится. Другое дело, что в Херсонесе мог работать мастер из большого художественного центра, которого судьба забросила в Крым.

Puc4Из раскопок в Херсонесе 1937 происходит также стеатитовая с позолотой резная икона с изображением Благовещения (13,4 х 10,5 см). Она найдена в жилом доме на IX поперечной улице в восьми фрагментах, из-за чего ее не удалось реконструировать полностью. Как и Благовещение. XII в. Стеатит, резьба, позолотапредыдущая икона, композиция арочное обрамление, но на витых колонках. Богородица сидит на троне под балдахином, к ней приближается архангел Гавриил, благословляя ее правой, в левой руке он держит расцветший жезл. В центре композиции пальма с плавно изогнутым стволом, вверху — сегмент неба с лучами и надпись на греческом — ХЕРЕТИСМОС, произносимое архангелом. Фигуры изысканных пропорций, с применением в моделировании тонкой графической линии, нимбы и мутака на троне покрытые растительным орнаментом с мотивом равномерно изогнутого стебля. Хотя резьба выполнена сравнительно в невысоком рельефе, оно не производит впечатления плоского через искусно моделируемый объем без широких плоскостей. Идеально гладким оставлено только фон, на котором четко воспринимается все, обозначенное рельефом. По всем признакам произведение принадлежит к лучшим образцам пластического искусства XII в. цареградского круга. Ближайшей аналогией является фрагмент стеатитовым иконы с Благовещением и Рождеством Христовым в Музее Бенаки в Афинах.

К продукции той же мастерской должна принадлежать стеатитовая икона (17,5 х 13,4 см), найденная в Херсонесе 1956 при раскопках дома св. Георгий. XII в. Стеатит, резьба, полихромия, позолота. Национальный заповедник «Херсонес Таврический»XIII-XIV вв., С изображением св. воинов Феодора, Георгия и Димитрия, с полихромией . Выполнена она так же в XII в. и имеет арочное обрамление со «спиральными» колонками. Типологически схожие обрамление среди херсонесских находок зафиксированы лишь дважды: на фрагментах большой Puc5иконы Христа Пантократора и на только упомянутой иконе Благовещения. В целом таких примеров в византийском материале немного, поэтому их классификация не дала желаемых результатов и лишь фиксирует имеющиеся варианты. Тематически и композиционно рельеф воспроизводит одну из византийских икон. Привлечение к схеме расположенного вверху бюст Христа, коронует мучеников-воинов, свидетельствует о связи с византийской императорской иконографией. Форма щитов, на которые опираются Георгий и Димитрий, соответствует реалиям византийского вооружение в царствование Мануила Комнина (1143 — 1180). Нимбы декорированные веточкой с акантовыми листьями. Усиление в разработке деталей графической линии свидетельствуют в пользу выполнения иконы в последней трети XII в., Как и иконы (фрагмент-вана) четырех св. воинов с Деисусом, найденной вблизи Агари в Аджарии. Популярность этих образов вызвала изготовление нескольких типологически других произведений, в том случае исторически связанных с Крымом.

Значительно проще по композиции стеатитовая с полихромией и позолотой резная икона св. воина (8,0 х 6,1 см) найдена в двух фрагментах (без нижней части) в XXV квартале на северном берегу в 1932 году . Изображения без сопроводительного надписи, и его определяют как Димитрия или Георгия. Прическа, казалось бы, склоняет к последнему варианту, хотя иногда подобно изображают и Димитрия, правда вооруженного мечом, а не копьем. Представление о характерности подобной манеры исполнения повлекло датировки иконы XI в., Несмотря на развитый Комниновское стиль, заставляет считать ее одновременной с упомянутой иконой Благовещения. По крайней мере между ними нет существенной разницы. Правда, обрамление упрощенного типа, а изображение в рост молодого воина в деталях выражает много общего с манерой исполнения предыдущей иконы трех св. воинов. Такое сходство не может быть случайным, ведь речь идет о художественной продукцию определенной мастерской. Однако невозможно решить, она была непосредственно связана с Херсонесом, или ее завезено византийской столицы.

Заметим, что когда речь идет о Царьградском слое произведений пластического искусства, нет никакой гарантии, что то или иное произведение появился именно в Константинополе, а не, скажем, в Фессалониках, качество продукции которых почти не отличается от столичной. Об этом, в частности, свидетельствует издавна известна сланцевая с позолотой резная икона святых Георгия и Димитрия (19,9 х 14,0 см), найденная в Херсонесе в 1894 году . Датируют ее обычно XI-XII вв. Первый исследователь этой Херсонес. Св. воины Георгий и Димитрий. Хи- XII в. Сланец, резьбы, полихромия, позолота. Санкт-Петербург, Эрмитажисключительно важной достопримечательности  оставил подробное ее анализ, привлекая широкий круг сравнительного материала, что позволило ему сделать вывод о Солунском происхождения иконы. Позже было найдено поэтому еще одно подтверждение, когда стало известно вполне подобное иконографически и стилистически изображение св. Димитрия на серпентиновой чаши того же времени в сокровищнице Сан Марко в Венеции. Совпадает даже характерный жест, которым он вынимает меч. Подобными средствами осуществлено и моделирования рельефа. Всего херсонесская икона с подчеркнуто удлиненными фигурами и тщательно обработанным рельефом простейшей орнаментики производит впечатление не столько реальности, как декоративности. Иначе говоря, это своеобразный маньеризм, примеров которого немного можно найти среди византийских произведений пластического искусства указанного времени. Однако датировка обоих произведений может быть не окончательным, если вспомнить, что чаша была сначала датировано XII-XIII вв.

Puc5Фрагмент стеатитовым рельефа с головой Феодора Стратилата из композиции увенчанием св. воинов (10,0 х 12,5 см) является частью достаточно большого произведения (вероятный исходный размер иконы 23,0 х 19,0 см) и происходит из древних находок в Херсонесе. Известны иконографические аналогии, которые позволяют составить представление об общей схеме. Это в основном также фрагменты композиции за исключением берлинской иконки XII в. (5,0 х 4,0 см). К этому же времени относится и фрагмент из Херсонеса. Сочетание образов двух святых Феодора, по свидетельству византийской сфрагистики, получило распространение в конце именно XII в. В Херсонесе найдено также несколько мелких обломков других стеатитовым картинок, стоящих внимания, учитывая статистику имеющихся здесь изделий. Некоторые из них должны принадлежать изображение св. Георгия диаметром 10,0 см; найдены на площади у храма в Портовом районе в 1964 г.

В 2002 г. в Портовом квартале 2 Херсонеса найдена стеатитовая икона Вознесения (4,5 х 3,6 см), которая дает повод вспомнить произведения, обнаруженные 1936 г. на северном берегу Херсонесского городища, где прослежены следы пожаров XIII и XIV вв . Подобные произведения с той давней находки до сих пор не привлечены в научный оборот, но известна еще одна аналогия, тоже со стеатитом (4,7 х 3,7 см), в Москве, датированная XIV в. Пластина, бесспорно, относится к соответствующей серии, о чем свидетельствуют подобные по размерам, стилю и даже манерой другие образки так же с праздничными сюжетами. Вопрос заключается в том, что вновь обретенный и московский экземпляры такие подобные, как изготовленные по одной матрицей. Кроме того, известно керамическое воспроизведения этого же оригинала из болгарского Червена, не такое четкое и, вероятно, изготовленное по глиняной форме. Икона по всем признакам относится к эпохе Палеологов, и ее датировка XIV в. вполне оправдано.
Если от художественной обработки таких благородных материалов как кость и стеатит перейти к металлопластике, в какой-то степени доступной учитывая цену, то порой оказывается большая ориентированность херсонесских находок не на столичные образцы, как на восточные. На это указывают, в частности, типы крестов-энколпионов. То же самое время демострируют другие крымские материалы. Иногда в Херсонес попадали и выдающиеся произведения, о чем свидетельствует известный бронзовый крест-энколпион конца X — начала XI в. с инкрустированными серебром изображPuc8ениями Богородицы Никопеи, Вознесения и Преображения. Художественный импорт мог в значительной мере определять общий характер местного художественного ремесла. Но со временем ситуация радикально изменилась, что также повлияло на стиль ремесленной продукции.
Puc8В Херсонес попадали также ювелирные изделия, украшенные перегородчатой ​​эмалью. Две такие пластины происходят из раскопок 1931 и 1936 гг. их датируют IX-X вв., по сравнению с локализованными в Фессалониках. На одной изображен фонтан с павлинами, на другой — птица. Ювелирные предметы учитывая драгоценность хранятся хуже, поэтому о художественной ценности средневековой металлопластики можно судить за изделиями из бронзы. В 1964 году во время раскопок небольшого храма IX-X вв., Неоднократно перестроенного и уничтоженного в конце XIV в., нашли  бронзовую пластину (22,0 х 23,5 см) из двух частей: на верхней — чеканная надпись на греческом, на нижней — бюст двух святых, высечены и обработанные гравировкой. Почти вся позолота утрачена. По надписям, изображены мученики Луккилиан и Кир.

Puc7 Произведение относится к памятникам малоазийской группы. Иоаникия, канонизированного 846 г., особенно чествовали в монастырях Вифинского Олимпа, на южном побережье Черного моря, в Каппадокии и Ликии; культ Луккилиана получил распространение в Вифинии. Кир, замученный 311 г. в Александрии, известный как врач-бессребреник, соответственно изображен с лекарственной ящиком, в руке — мученический крест. Похоже, что пластина с изображениями и надписью является частью оформления архитрава алтарной ограды. Определенной аналогии ей есть стенопись грузинской церкви Тариргзел  в Ипрари от 1096 с бюстами четырех святых а некоторые стилистические признаки приближают ее к бронзовой иконы Богородицы Одигитрии из собора в Торчело, датированной около 1200 г.
Бронзовую чеканную икону архангела Михаилу (12,3 х 8,5 см) найдено в Херсонесе до 1888 г.  Обычно ее датируют XI-XII вв. и связывают с Малой Азией . Почти всю плоскость заполняет фигура лоратного архангела с распростертыми крыльями, с лабарум и государством мира в руках. Хитон и императорский орнат тщательно обработаны гравировкой, которую изначально украшали вставки из камней или стекла. Справа внизу фигура донатора с молитвенно протянутыми руками, именуемого в надписи Иоанном. Верхняя надпись обозначает архангела Михаила как Хониат, хотя композиция заметно отличается от традиционной иконографии Чуда в Хонех. Встал и вопрос о идентичности донатора этой иконы Иоанну, упомянутом в посвящении в церкви Вознесения в Гьореми. Изображение лоратного архангела Михаила под влиянием церемониала императорского двора распространилось в Византии в XI в. и вскоре проникло в металлопластика Грузии. Там, как и на бронзовой иконе из Херсонеса, видим воспроизведение определенного прославленного оригинала, не исключено, связанного именно с известным храмом в Хонех вблизи Иераполя фригийского.

Круглые углубления для икон-медальонов мраморного архитрава алтарной ограды XI в. в церкви преп. Луки на острове Эвбея  позволяют определить функциональное назначение бронзовой чеканной с позолотой (диаметр 18,0 см) иконы с бюстом Христа Пантократора, найденной 1932 г. в северной части Херсонеса вместе с каменной иконой св. Георгия. Отверстия от гвоздей указывают, что пластина была закреплена на деревянной основе. Рельефное изображение выполнено умело, с применением резца. Погрудное изображение Христа Пантократора с закрытым кодексом в руке, который благословляет десницей, будто выходит из Бриж гиматия, распространяется в византийской иконографии
XI в. По нумизматическими данным, период его наибольшей популярности приходится на время правления Константина VIII (1025-1028), но этим не ограничивается, на что указывают камеи XI-XII вв. Правильный, несколько подчеркнуто графический рисунок херсонесской находки, с каллиграфическим воспроизведением паем волос и тонких Бриж одежды скорее может свидетельствовать в пользу XII в.
Очевидно, таким же было назначение бронзовой чеканной иконы с закругленным верхом с изображением Христа на троне (12,0 х 9,0 см), найденной 1955 у алтарной ограде храма-усыпальницы в северном районе Херсонеса вместе с медной лампадой. Массивность фигуры Христа почти «романского» вида, своеобразная подчеркнута статуарность, особенности моделирования рельефа свидетельствуют о ее выполнении в конце XII или в начале XIII в. Икона найдена в фрагментированном состоянии (утрачены нижняя и левая части), поэтому ее размеры были несколько больше. Выполнение можно назвать артистическим. Манера очень отличается от свойственной предыдущим иконам. Она тяготеет к Царьградскому стилю; выразительное и обрамленноее в виде нити жемчуга. Изображение Христа Пантократора, который благословляет отведенной рукой, в византийском искусстве известно с XI в., Что, в частности, свидетельствует номисма Исаака И Комнина (1057 — 1059), затем появляется на монетах Алексия И Комнина (1081-1118). Не исключено, что воспроизведена их семейная икона. Учитывая то, что херсонесская икона обнаружена ближе к юго-восточной стене храма, у обгоревшего бруса алтарной ограды, высказанное предположение становится важным аргументом, тем более, что по форме и размерам находку можно сравнить с гнездом средней части мраморного архитрава XII в. алтарной ограде церкви монастыря преп. Мелетия вблизи Мегары. По стилистике с этим произведением можно сравнить найденную в Херсонесе около 1896 бронзовую чеканную позолоченную икону Богородицы Одигитрии (6,8 х 5,0 см) с греческим текстом молитвенного обращения, заполняет плоскость частично обломанного обрамления. Но фигуры здесь стройнее, из-за чего особенно заметны маленькие ладони, словно теряются среди одежды.

Puc9Около 1200 г. в пластическом искусстве Византии произошли заметные изменения: рельеф приобретал признаки «живописности», которая стала определяющей и для композиции. Металлопластика будто частично теряла присущие ей признаки материала требовав тщательной обработки. Эти новые черты уже свидетельствует фрагментарно уцелевшая композиция Воскресения, найденная в Херсонесе в 1896 году (19,0 х 16,8 см), возможно, одежды для оправы Евангелия. К ней приближается другая, с изображением Христа на троне в широком орнаментированном обрамлении, в котором размещены фигуры молитвенно обращенных ко Христу Богородицы и Иоанна Предтечи, Этимасии, а также бюст святых-бессребреников (24,3 х 18,0 см). Эта бронзовая чеканная икона найдена в 1955 г. в подвале в очень поврежденном состоянии, с признаками закрепления на деревянной основе. Иконография центрального изображения напоминает византийские произведения XII в.
Может показаться несколько спорным вопрос в отношении местного происхождения упомянутых произведений, связанных с Херсонесом. Но не приходится отрицать также изготовление там подобных вещей: это подтверждают находки бронзовых матриц этой эпохи. Образцы указанной продукции встречаются и в Херсонесе, и в Киеве, а также в Поднепровье и западных русских землях. Первым примером может быть бронзовая кацея с рельефным бюстом Христа Пантократора. Однако куда интереснее другой: бронзовый крест начале XIII в. (24,5 х 9,5 см) византийского мастера, найден 1940 г. в квартале XVII северного района Херсонеса. Славянские сопроводительные надписи свидетельствуют, что продукция была рассчитана на соответствующую среду. В целом она не выходит из художественного контекста. Ареал распространения изделий постепенно уточняется через новые находки. Обратим внимание, что херсонесская вещь уцелела частично: утраченные бюст ангела и фигуры Иоанна Богослова. Эти потери давнего времени, потому что именно по этим изделием изготовлена ​​копия, найденная в Судаке. Наряду с восточными от начала XIII в. прослеживаются и киевские кресты-энколпионы.
Очень хорошо представлено и керамическое производство средневекового Крыма, в частности Херсонеса. Этот материал становился  неоднократно предметом профессионального исследования. В херсонесском поливной керамике различают несколько типов и многие группы. Речь идет о многообразии орнаментики и сюжетных композиций. Порой очень ощутимое влияние исламского искусства, хотя это вполне оригинальные произведения. Иногда сюжеты «генетически» связаны с книжной миниатюрой — иллюстрациями светских литературных произведений. На характере крымской расписной керамики сказались длительные отношения с Византией, связи с Трапезундской империей, монгольское нашествие, в результате которой татарские  ханы стали полноправными хозяевами в юго-восточной Таврике. Вскоре крымская рисованная керамика стала очень похожей на связанной своим происхождением с Ближним Востоком.

Иллюстрируя этапы этого достаточно сложного процесса, стоит учесть опыт изучения продукции одной херсонесской мастерской XIII в. Речь идет о круге сюжетов с преимущественно зооморфными мотивами. Кроме того, неизвестно происхождение херсонесской посуды, украшенной в технике тонкого сграффито: его родиной была Фракия, откуда изделия привозили в Византию. Вопрос о местных имитации импорта, похоже, остается открытым.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *