Золотые ворота Израиля

В Старом городе Иерусалима (Иерусалим, Ершалаим, как называют его жители) семь ворот. Только одна из них — Золотая — закрыта, собственно, замурована. Ворота для Мессии.

Евреи считают, что настоящий Мессия пройдет и через такую. Слишком много лже-Мессий заходило через Золотые ворота и каждый раз они вызвали разочарование. Нет ничего печальнее, чем разочарование народа в своих проводниках. Что мы особенно чувствуем у себя в Украине, где каждый раз, пройдя сквозь ворота парламента, маленькие мессии мгновенно превращаются в жадных и коррумпированных божков. Снова и снова. И конца не видно. Поэтому наша щедрая и богатая земля все больше выглядит на неуютный убежище отчаявшихся бедняков, для которых патриотические лозунги и сам патриотизм — пустые слова. А народ, у которого отсутствует чувство патриотизма, легко теряет почву под ногами — собственные территории.

Израиль — это место, где не стыдно быть евреем. За несколько десятилетий идея, казалось безумной — восстановление государства — стала реальностью, хотя еще в 19 в. писатель Григорий Богров в «Записках еврея» горько констатировал:

Быть евреем — тягчайшее преступление: это вина, которую ничем не искупит, это пятно, которое ничем не смоешь, это клеймо, которое припечатане долей в первую минуту рождения, это призывный сигнал для всех обвинений, это позорный знак на лбу невинной, но заранее осужденного человека.

И вот после всех мытарств, погромов, Холокоста еврейский народ получил все то, что украинский народ сейчас по сути теряет: государство, язык, гражданские права, землю. И если народ Израиля снова все это потеряет, он никогда не забудет Ворота для Мессии. Евреи не растворились в других народах благодаря цепкой исторической памяти, которой наполнены все их религиозные ритуалы, которые другим народам кажутся странными и устаревшими. Пребывание в Египте, вавилонский плен, разрушения Второго Храма — все это будто произошло вчера. История стала для евреев частью их религии, а потому не может умереть или измениться.

Вавилонская башня разрушена

Евреи, в конце 19 ст. эмигрировали в Палестину с намерением укорениться навсегда на земле праотцов, говорили на разных языках. Идея объединить их на языковой почве возникла у скромного учителя Елиазера Бен-Йегуды, который решил возродить в Палестине иврит, который уже много веков был литургической и письменным языком. Он разработал три программы «Иврит дома», «Иврит в школе» и «Словарный запас». Его сын Бен-Цион был первым в новейшей истории человеком, для которого иврит стал родным языком. С тех пор выросло несколько поколений евреев, которые считают еврейский язык родным. Так была разрушена Вавилонская башня. По сути, это уникальный случай в мировой культуре, когда мертвый язык возродилась и стала не только разговорным, но и государственным. В Израиле есть еще один государственный язык — арабский, что дает повод некоторым ставить языковой опыт израильтян в пример украинским, хотя это совершенно разные вещи. Мы с вами прекрасно знаем, что мы за годы независимости сделали с украинским языком и с собой тоже. В советские времена никто не посмел бы публично делать заявления о неполноценности украинского языка, интеллигенция не унижала ее, не выталкивала на обочину Европы, не бесчестить ненормативной лексикой и не высмеивала тех, кто пытался защитить язык от вторжения варваризмов. Понятие укрсучлита как литературы маргиналов, что в основной массе, создавая украинскую, не думают и не говорят им в жизни, возникло именно здесь и сейчас буйно прорастает сорняком, который заглушает все еще живой голос классиков. Выстраивается, собственно, и сама Вавилонская башня, которая не имеет оснований и главного архитектора, а каждый строит что-то свое, только подняться выше соседа. Это касается не только литературы, культуры, но и всей нашей с вами бытия, стремительно деградирует и не может ухитриться породить хоть лже-Мессии, который хотя бы на короткое время заставило бы вернуть нам достоинство. Слишком быстро покупаются наши пророки должностями, теплыми местами и, конечно, деньгами.

Вопрос канонического украинского правописания повис в воздухе, что привело к тотальной безграмотности населения, хотя это прямая угроза национальной безопасности, как и укрсучлита и крайне низкий уровень музыкальной культуры. Еще Конфуций говорил, что, когда в государстве упадок музыка, то это государство обречено на гибель.

Без поддержки меценатов, без понимания важности восстановления языкового пространства Бен-Иегуда остался чудаком и посмешищем, который пописывает статьи в газеты. Ведь нужны были немалые средства на учебники, на подготовку учителей, на успех этой грандиозной идеи. И они нашлись. Теперь каждый, кто хочет найти работу в Израиле, вынужден выучить государственный язык. У нас этого не случилось, и мы понемногу асимилюемось с маргинальным слоем, который не знает ни украинского, ни русского, используя лексикон чуть больше чем у Эллочки-людоедки. Может, мы не заслуживаем Мессии, потому что слишком мало среди нас подвижников и альтруистов, но много любителей быстрой наживы. И мало действительно богатых людей, а сама «голь», как называет один мой знакомый невоспитанных и необразованных людей независимо от достатка.

Я бы еще поняла, если бы кандидаты в депутаты накануне выборов вкладывали деньги в закупку книг для библиотек, издание книг, реставрацию памятников истории и культуры, а не налево или гастроли третьесортной попсы. Однако наивно на это надеяться. Возможно, хорошо, что у большинства из нас не осталось уже иллюзий относительно власти, но не надо это воспринимать как личный крах ума и духа.

Свет в конце тоннеля

Не наступит ли когда-нибудь время, когда быть украинским считаться позором, или даже преступлением? Когда стесняются своего прошлого, то начинают бояться будущего. Краткая историческая память — признак безответственности, которая начинается от отдельной личности, распространяется на определенную социальную группу, далее поколения, и становится в конце искуплением целого народа. Так и особенности определенного народа в глазах другого становятся недостатком и источником ксенофобии, чем традиционно пользуются политики, сваливая на евреев, русских, татар и китайцев собственные просчеты.

Время пребывания Виктора Ющенко на президентском посту отличился вниманием к трагедии Голодомора, и очень быстро украинское общество «устало» от этого внимания и вслед за дискуссиями на тему «правда-неправда» и «кто виноват» вылезли черноротой тролли. Их конечно не назовешь голосом народа, народ все равно зажигает свечи на подоконниках 26 ноября и при Януковиче. Ругань и анекдоты на форумах показали всему миру, что в украинский историческая память очень короткая или вовсе отсутствует, чем немедленно воспользовалась новая власть, прекратив финансирование исследований на эту мучительную тему. Но между тем это тот случай, когда общество не справилось с избытком исторической памяти, потерпев травмы. Особенно это касается детей, которым преподавали эту тему неделикатно и грубо, в стиле советской пропаганды. Величайшая трагедия украинского народа стала восприниматься как фарс, что значительно облегчило работу тем, кому выгодна только одна тема — «Великая Отечественная война», конечно, только в свете победы, без «заградотрядов», без зачистки территорий перед отступлением, без вимордовування ветеранов- инвалидов в первые послевоенные годы, когда все безрукие и безногие солдаты однажды вдруг исчезли с улиц городов. Последнюю тему, кстати, до сих пор не нарушают украинские историки.

Сооружение музея Холокоста в Иерусалиме в форме тоннеля. Чтобы выйти на свет, нужно пройти тем путем, которым прошли жертвы Холокоста, назад вернуться невозможно. Даже когда ты пройдешь эти залы, закрыв глаза, то слышны голоса свидетелей, отрывки музыки, звуки минувшей войны. Детям до 10 лет запрещен вход в мемориальный комплекс. Обо всем они узнают позже, и я уверена, что ни президент Израиля не прикажет переписать учебники по истории в угоду соседней стране или изменить экспозицию. История — не идеологический маятник. А вот украинские школьники познают историю своей страны с купюрами и каждый раз в другом трактовке еще, наверное, долго.

В мемориале Яд Вашем есть комната, посвященная Бруно Шульцу, с двумя фресками, похищенными из дома в Дрогобыче. Другие фрески находятся в краеведческом музее в Дрогобыче. Если бы не эта кража и скандал, который закончился ничем, никто их и не оценил. Теперь от польских туристов требуют 50 гривен в Дрогобычском музее за вход в комнатку с фресками. По крайней мере, так было еще осенью. Вход в Яд Вашем бесплатный благодаря спонсорам, чьи имена высечены золотом на каждом здании. Даже богатое государство не могло бы содержать такой музей из бюджета. Щедрые пожертвования плывут сюда со всего мира, и все это ради того, чтобы Холокост больше не повторился, как и еврейские погромы.

История неизбежно искажаться, если не вкладывать в ее исследования средств. Стипендии ученым, преподавание, издание книг, конференции, реставрация, пополнение музейных фондов — это все требует денег. В прошлом году исполнилось 70 лет трагедии в Салине. Поляки провели научную конференцию у себя, а у нас все закончилось заупокойной службой пламенными речами представителей политических партий и переизданием книги поэтессы Марии Прокопец, которую, несмотря на весь ее пафос, нельзя считать научным исследованием. Поэтому и наши северные соседи с полным правом могут требовать подтвержденных документально фактов о преступлениях НКВД, а историческая оттепель уже проходит, и вскоре архивы могут уйти с дымом, о чем также позаботилась нынешняя власть.

Парадоксально, но во всех наших несчастьях опять же виноваты евреи, точнее, мировой заговор против украинского народа. Впервые эта маниакальная идея возникла 1870: евреи мира, управляемые Британской империей, стремятся уничтожить славянский мир. Теперь вместо Британской империи сговору руководят США. С таким мифом на постсоветском пространстве легче жить всем: тем, кто ничего не делает, чтобы жить достойно, и тем, кто живет «по понятиям», считая остальные быдлом.

Просто стены

Старый город в Иерусалиме, окруженный стенами, вмещает святыни трех крупнейших мировых религий: иудаизма, христианства и мусульманства. Евреи приходят к Стене плача оплакивать разрушение Второго храма и передать послание Богу, христиане — поклониться Гробу Господню и пройти по дороге к Голгофе, мусульмане приходят в мечеть Аль-Аксы и к священному купола над камнем, откуда пророк Магомет поднялся в небо. Пути верующих пересекаются, у нас всех есть и общая историческая память, часто не слишком удобная и приятная, но здесь, в Святом городе, не возникает вражды. Узкие улочки с потертые мостовой и днем, и ночью безопасны. Здесь люди живут и работают, не чувствуя себя декором музея под открытым небом. Здесь чувствуешь непрерывность истории как перетекание прошлого в современность, и эта история не подавляет, не вызывает комплекса неполноценности. На плакате-рекламе написано внизу: «Это пройдет, и это также пройдет». Реставрация проходит незаметно, словно камни само себя восстанавливает. Никто не хочет построить в этих стенах супермаркет или небоскреб, доведя до полной руины старый дом. Никто не собирается отдавать Храм Гроба Господня католикам, протестантам или православным, здесь каждый молится, как привык, или посещает святые места просто из любопытства. Древнее Старый Город кажется идеальной моделью сосуществования народов и религий, местом мира и согласия. Стены здесь для защиты, а не для отграничения. Только скрытые за крутыми лестницами частные помещения неприкосновенны, но это уже другая история.

13.03.2012

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *