Скифское государство

Скифское государственное объединение в Сев. Причерноморье (Европейская Скифия) (около / после 585 г. до н. Н.э. — ок. 270-260-е гг. До н.э.). В первой четверти VI века до н. э., после окончания Закавказских походов, скифы мигрировали в Пн. Причерноморье, подчинив или уничтожив туземные кочевые и оседлые группы, чему есть подтверждение как в сообщении Геродота (История, IV, 1-4), так и в памятниках археологии. Вероятно, что в Пн. Причерноморье было перенесено политический центр Скифии, но власть ее династий еще долгое время распространялась и на некоторые синдо-меотских племен (Ксенофонт, «Воспоминания о Сократ», II, 1, 10) (Геродот, История, IV,). Только в первой половине IV в. синдо-меотськи племена постепенно (определенно не без согласований с династами скифов) подчинялись Спартокиды, о чем свидетельствуют данные эпиграфики. В Пн. Причерноморье скифы образовали объединение, которое, по наиболее аргументированной мыслью, мало трехчленное административное деление, который был присущ государственным объединением кочевников (орда) и более позднего времени. Трехчленное разделение Скифии … был выражением на социально-политическом уровне идеальной трехчленной модели мира, характерной для скифской культуры. В условиях трехчленного административного деления Скифии соответствующие структурные подразделения скифской орды (два «крыла» и «центр») имели, вероятно, соответствующую территорию и руководствовались ближайшими родственниками царя, которые также были «царями». Неудивительно, что эти структурные единицы воспринимались Геродотом как относительно независимые царства-басилея, что, безусловно, и было изображено при описании скифского плана войны с Дарием. В состав каждой из трех частей орды, в свою очередь «… входили провинции (греч. αρχή) — сначала, вероятно, племенные объединения, которые, в свою очередь, состояли из отдельных округов (греч. νομός) … Скорее всего они существовали в тех племенных группировок, которые, формально или фактически, вошли в состав Скифского царства, но сохраняли значительную внутреннюю автономию и частично свою прежнюю социальную организацию. Племена, по крайней мере у кочевников, состоявшие из родовых подразделений, вероятно имели многоступенчатую структуру. Последние, в свою очередь, состояли из семейно-родственных групп также, вероятно, разных таксономических уровней. » Вероятно, такой, или хотя близок к предложенному, был социальный строй скифской орды. Существует мнение, что единого скифского объединения не существовало, что территория Скифии была разделена на несколько враждующих между собой племен, или групп племен. Первоначально главным аргументом сторонников этого тезиса были вырвано из контекста сообщения Страбона «большинством варваров в этой части мира руководил Атей»  и соответствующее сообщение Фукидида: «… нет народа, который сам в одиночку мог бы устоять против скифов, если бы они были едины … »(История, II, 97), на тенденциозность которого не раз обращалось внимание. Сейчас тезис о несостоятельности скифов создать единое объединение и независимость полисов от скифских династий основном постулируется исследователями эллинистических центров и является обычным нежеланием воспринимать исторические реалии того времени. Фактически не существует никаких подтверждений о каких-либо кризисных явлений или одновременного существования нескольких независимых «царств» в Европейской Скифии до 270-260 гг. е . Именно этим временем датируется экономический и политический кризис в Сев. Причерноморье, которая на прямую связана с савроматы-скифской войны, положившей конец существованию Причерноморской Скифии [11]. Сейчас очень распространена тезис, что наибольшего своего расцвета Европейская Скифия достигла при династиях Атея, которая базируется на внешнеполитической активности именно этого династии (взаимоотношения с Гераклеи Понтийской, Византием,  участие в распределении территорий Одриського царства  и на археологических памятниках (подавляющее число «царских» курганов и большое Каменское городище датированные именно IV вв. до н. е). Но именно эти археологические данные могут быть основанием и для других выводов — имущественная дифференциация скифского общества набирала угрожающих форм, большое количество обнищавших кочевников была вынуждена оседать на землю. Если в VII-V вв до н. н.э. скифы были «народом-войском», то теперь основу Скифии — ее степи-пастбища не было кому защищать (целесообразно вспомнить название низшего социального ступени свободных скифов у Лукиана — греч. «οι όκτάποδες» — «осьминога» — обладатели подводы и двух волов ). Вполне вероятно, что со времени Закавказских походов у скифов господствовала одна династия, но пока не хватает источников для окончательного решения этого вопроса. Собственно Геродот перечисляет пять поколений династий относительно событий между началом Северо-Черноморской Скифии и нашествием Дарья (История, IV, 76): Иданфирс, Савлий, Гнура, Лик и Спаргапейт. Кроме того, он довольно подробно описал ход событий в скифском «царском» доме во второй трети V в. до н. е. (История, IV, 78-80). Из поздних источников (Страбон, Диодор) известны имена скифских династий IV в. до н. н.э. Около сер. IV до н. е. на р Дон и в Н. Поволжье появляются новые группы савроматов — мигрантов с Востока, что повлияло и на политическую ситуацию в регионе. Известные на сегодняшний наиболее поздние памятники традиционного для причерноморских скифов типа датированы не позднее рубеже IV-III вв до н.э. или первыми десятилетиями III ст. до н. э Совпадение этой даты со временем появления в Причерноморье захоронений Прохоровском типа и вообще активным расширением ареала Прохоровской культуры в сев. и сев.-зап. направлениях достаточно показателен. Именно эту миграцию сарматов большинство современных исследователей связывают с упомянутым у Диодора нашествием на Скифию. Возможно, сначала активность новых кочевников была направлена ​​в Закавказье, но получив отпор от наместника части Мидии Атропата между 328-324 г.г. до н. н.э., новые кочевники были вынуждены изменить направление экспансии. Первая схватка новоприбывших кочевников со скифами произошла во время династических войны на Боспоре в 310-309 гг. е., и закончилась полным поражением от скифо-боспорского войска на р Фат , о чем сообщает Диодор (ΒΙΒΛΙΟΘΗΚΗΣ ΙΣΤΟΡΙΚΗΣ, XX). Имя царя выступил сообщником Евмела — Арифарн (греч. Ἀριφάρνης) — не характерно для кочевников этого региона, но достаточно распространенным у кочевников Арало-Каспия. Первое поражение, вероятно, на некоторое время приостановила активность новоприбывших савроматских объединений, но уже около 80 лет III ст. до н. е. савроматы фиксируются у Херсонеса Таврического, что свидетельствует о начале их экспансии уже вглубь территории скифов . В течение 270-260 гг. е. сарматы не только продолжали свои балке на территории Скифии, а, наконец, положили конец существованию этого объединения. Дополнительным свидетельством гибели Скифии и господство савроматов в Сев. Причерноморье есть другая эпиграфическая достопримечательность — известный Ольвийский декрет Протоген , в котором кочевников угрожавших Ольвиополису названо сайи (греч. Σαΐωι), а их царя Саитафарн (греч. Σαϊταφάρνος), который датирован в промежутке между 252-249 гг. н.э. или 220-210 гг. н.э. Возможно предположить, что под влиянием политических (походы Александра Македонского) и климатических (аридизации степей Арало-Каспия) изменений савроматы этого региона были вынуждены мигрировать на запад, где вступив в конфликт с пастбища с Скифским объединением, примерно до 260 г. до н . е. положили конец существованию Европейской Скифии. Остатки скифов частично осели в Таврике и Нижнем Поднепровье, образовав новое объединение, частично мигрировали за Дунай, на территорию Добруджи. Эти два объединения называлась Малыми Скифиями.

13.03.2012

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *